История, культура

К вопросу о происхождении кряшен

При составлении библиографического указателя «Кряшеноведение» (7) пришлось изучать традиционные и электронные библиографические  и печатные ресурсы крупнейших библиотек относительно   различных аспектов кряшеноведения. Оказалось,  малоосвещенной, следовательно, малоизученной остается  история кряшен.

Кряшены в какой-то мере упоминаются в трудах русских миссионеров касательно  периода с середины 16 века (после завоевания Казани). По-видимому поэтому  впоследствии и татарские ученые  определили начало истории кряшен с середины 16 века, а некоторые даже с 18 века.

Исключением являются труды М.С. Глухова. Он предположил, что этноним кряшены «восходит к историческим керчинам (от санскрипта: кер – гора + чин- человек), т.е. жителям гор, и в прошлом,  очевидно, служил этническим названием одного из тюркских племен, известных как кераиты (гераиты) – основного населения средневековой Керии – наследницы первого Тюркского каганата. Эта народность часто упоминается,- продолжает М.С. Глухов, — практически во всех исследованиях по этнической истории тюрков, в ряду тюркских племен приводится в словаре М.Кашгарского (1073 г.), в работах персидского историка Рашид-ад-Дина (У111 в.). С Х века кераиты исповедали христианство несторианского толка. Известно, далее пишет он,- что еще в 718 г. несторианский патриарх Тимофей обратил в Каракоруме в христианство анатолийского султана (Павлович М., 1927). В составе единого государства кераиты мирно сосуществовали с уйгурами – манихеями и несторианами по вероисповеданию. Тюркоязычность кераитов многократно подтверждена исследованиями специалистов (Муканов М.С,, Викторова Л.А., Ховорс Г., 1984).» (3, с. 327-334.)

Далее М.С. Глухов освещает свое видение дальнейшей судьбы  кераитов. Если до этого он ссылался на конкретные источники, в этой части  он указывает источники, которые  только косвенно подтверждают его прозрения. Среди них труды  Д.М. Исхакова, П.П. Семенова (Тянь-Шанского, С.Х.Алишева, Н.И.Воробьева и некоторых других.

М.С. Глухов, единственный среди исследователей, тщательно изучал историю кряшен выискивая среди многочисленной литературы даже малейшие упоминания о кряшенах. Тогда многие средневековые источники (восточные и западные) еще не были переведены и напечатаны.

В исследованиях других ученых вопрос о формировании  кряшенского этноса   сводится к христианизации татар  после взятия  Казани (например, Д.М.Исхаков) или даже с середины 18 века, времени  жесткой миссионерской деятельности Луки Канашевича в Казанском крае ( например, Ф.Г. Ислаев ).  Отсюда вместо самоназвания «кряшены» в Татарстане используется термин «крещеные татары». Правда, термин был введен в научный оборот еще в 19 веке русскими миссионерами, прежде всего учеными и преподавателями Духовной академии. Они разделяли  кряшен на 2 группы: старокряшены и новокряшены. Мне представляется,  они не ставили проблему выяснить  с какого времени существуют старокряшены. Они подчеркивали их большую по сравнению с новокрещенами  приверженность к православию, занимались их просвещением.

Итак, кряшены – тюркский народ по происхождению, православные христиане по вероисповеданию. На Средней Волге среди тюркских народов только 2 таких общностей:  кряшены и чуваши. Следовательно, историю этих народов, в данном случае кряшен необходимо изучать в тесной связи с вопросом о распространении христианства в Камско-Волжском регионе.

Теперь ученым хорошо известно, что христианство в среду местного населения Поволжья проникло  еще во времена  Хазарского каганата, затем Волжской  Булгарии, Золотой Орды. Так,  в Никоновской летописи  есть сведения о том, что в 990 году князь Владимир направляет в Булгарию  Марка Македонского для проповеди христианства. В итоге четверо булгарских князей пришли в Киев, чтобы там креститься. Найденные при  археологических раскопках около Малой Перещепины и хранящиеся  в Государственном  эрмитаже сокровища Кубрат хана, среди которых  имеются  символы христианства: золотые кресты  на монетах, на вставке из горного хрусталя  и др. также позволяют сделать вывод, что часть раннеболгарской знати, в том числе пришедшая на Среднюю Волгу, исповедовала христианство (9, с. 30, 123).

Хотя авторы многотомного издания «История татар» утверждают, что к концу Х века Булгария  становится средневековым мусульманским государством, на всей территории которой  полностью утвердился ислам (8, с.134), он (ислам ) на Волге, по-видимому, приживался медленно в городах и  особенно,  в сельской местности. Об этом свидетельствует сочинение «Таварих и Булгария» булгарского писателя Хисамутдина  бине Шарафетдин аль Муслими и свидетельства арабских путешественников. Так, Эль- Балхи оставил запись: о «внутренних булгарах-христианах», Ибн-Хаукаль отмечает наличие среди внутренних булгар христиан и мусульман, Ибн Русте  писал:  «большая их (булгар – Т.Д.) часть приняла веру ислама, неверный  из их поклоняется любому, что встречается из понравившегося ему» (9, с.702), т.е. является язычником. Следовательно, среди булгар сохранилось и язычество, что подтверждается  также найденными  на Майкарском городище украшениями – амулетами, отражающими  космогонические, еще языческие, по мнению специалистов, представления булгар (9, с. 403).

Согласно Лаврентьевской летописи в 1229 году принял мученическую смерть от жителей Великого города купец болгарин Аврамий, проповедовавший христианство в Булгарии  и отказавшийся отступить  от своей веры. В следующем году его останки были вывезены  в город Владимир и православная церковь причислила Аврамия к лику святых. (Словарь исторический о русских святых. – М., 1990.- С. 2).

Также очень  интересные сведения о проникновении православного христианства в Поволжье содержатся в родословных золотоордынских ханов, опубликованных  журнале «Мирас» (за 1994 год, № 4). Науке давно известно, что  некоторые золотоордынские ханы были православными христианами  и  связаны брачными узами не только с великими русскими князьями, но и с православными византийскими императорами. Как известно, христианство распространялось среди монголов еще во времена Чингиз-хана. Христиане несторианского толка  были в семье самого правителя и его наследников (например, старшая  жена любимого четвертого сына Толуя Соркуктани-беги, кереитка по национальности была христианкой несторианского толка. (11 с. 44).

Анализируя пути и время проникновения христианства на территорию Волго-Камского региона до 16 века А.В.Журавский выделяет 5 этапов: 1)Хазарско-Аланский период, У11-Х вв.; 2) Южнорусский период- проникновение христианства из Киевской Руси, Х-Х1 вв.; 3)Владимирский период- проникновение христианства из Северной (Владимирской) Руси, Х11в.; 4) Золотоордынский период, Х111-ХУ1 вв.; 5) Московский период- проникновение христианства из Северной (Московской) Руси, ХУ-ХУ1 вв.  (8,  с. 144)

Однако, пока нет достаточных сведений о масштабах распространения христианства в те далекие времена и непосредственной связи тех христиан с современными кряшенами, следовательно нужны дальнейшие исследования. Тем более многие источники сейчас публикуются: есть переводы арабских источников в многотомной истории татар, центр по  изучению военной и общей истории в лице Р.П. Храпачевского выпускает пятитомное издание «Золотая Орда в источниках», где будут отражены арабские и персидские сочинения, русские и армянские источники, сочинения монгольских, китайских и европейских авторов. Уже вышли в свет 1 и 3 тома.

В Татарской электронной библиотеке появилась интерпретация  доктора философских наук Ризы Бариева пока официально непризнанных булгарских летописей «Джагфар тарихы». Там  есть сведения  о том, что в 619 году болгарский правитель Бу-Юрган (Орган)  для укрепления союза с Византией с частью булгар принял православное христианство в греческом городе Херсонесе (Корсуни), который булгары называли Кряшен. Отрывок интересен не только новыми сведениями о принятии христианства булгарами, но первым упоминанием термина «кряшен» в булгарских источниках. Возможно, в вновь переводимых источниках  есть упоминания о кереитах или христианах среди тюркских народов Великой Булгарии  и Золотой Орды. Именно, в источниках, отражающих жизнь Великой Степи  следует по крупицам искать историю кряшен.

Особенно интересен булгарский след в связи с тем, что он сохранился в народном песеннем творчестве до наших дней. Так, например,  в 1997 году в газете “Керәшен сүзе “ .- (1997.- № 11 (37), 27 ноября) бывший директор школы  деревни  Кәләй Альметьевского района  Г. Рахматуллина  вспоминала услышанную 43 года  ранее, т.е. в 1954 году   кряшенскую песню:

Ургый гына ургый урак урдым

Ата-бабабызның кәсебе.

Керәшеннәр кем дип сорасагыз,

Болгарлардан килгән нәселе.

По мнению специалистов по евразийстсву   пограничье между Западом и Востоком в Х111-Х1У веках проходило между империей Чингизидов,  православной Византией и   Киевской Русью с одной стороны, и западными католическими государствами  и Римским папством, с другой. По мере распада  Золотой Орды это пограничье  продвинулось на Восток и в настоящее время  представляет территорию Российской Федерации, более конкретно республику Татарстан.  Самое острие этого пограничья проходит через сердца и души кряшен – народа, тюркского по происхождению, православного по вере, желающего сохранить свою самобытность и самоидентификацию и доказать о добровольном выборе своей религии.

Мне могут возразить, что нет  никаких доказательств о принадлежности современных кряшен к тем далеким христианам Волжско-Камского края. Но, ведь, обратное тоже не доказано. Не могли же вовсе не сохраниться потомки тех христиан, не могли же они улететь в небо или провалиться под землю. Если сами правители были христианами, безусловно, часть  подданных (если и не  все) принадлежала к этой конфессии. Следовательно, проблема требует опять же дальнейшего исследования, как и многие другие вопросы относительно истории кряшен.

Косвенные доказательства, что кряшены приняли христианство, будучи язычниками, а не мусульманами имеются. Исследователи легко обнаруживают остатки язычества в обрядах и праздниках, говорах и диалектах, в одежде и других сферах материальной культуры кряшен почти при полном отсутствии  арабизмов. Даже сегодня в Татарстане сохранились представители народа — язычники, идентифицирующие себя как кряшены.

Особенно большой интерес в этом отношении   представляет музыкальный фольклор  кряшен, так как именно в кряшенских песнях сохранилось общее духовное и культурное наследие тюркского народа Волжско-Камского края доисламского периода

Литература

1. Аджи М. Европа, тюрки, Великая степь /М. Аджи.- М.: АСТ, 2004.- 475 с. (Историческая библиотека).

2. Бариев Р. Древние и средневековые государства Булгар / Р. Бариев //Татарская электронная библиотека.- Режим доступа: http: //kitap.net.bariev

3.Глухов М.С. Tatarica: энциклопедия /М.С. Глухов.- Казань:Ватан.- С.327-334.

4. Глухов-Ногайбек  М. Судьба гвардейцев Сеюмбеки: неформальный подход к ещё неписаным страницам истории [Текст] /М. Глухов-Ногайбек.- Казань: Ватан, 1993.- 286 с.

5.Гумилев Л.Н. Древние тюрки /Л.Н.Гумилев – М.: «Калашников – Комаров и К, 1993.-526 с.

6. Давлетшин Г.М. Очерки по истории  духовной культуры предков татарского народа: истоки, становление и развитие / Г.М. Давлетшин.- Казань: Таткнигоиздат, 2004.- 429 с.

7. Дунаева Т.Г. Кряшеноведение: библиогр. указ /Т.Г.Дунаева, КГУКИ – Казань: Изд-во КГУКИ, 2008.- 282 с.

8. Ислам и христианства в диалоге культур на рубеже тысячелетий: материалы Междунар. науч.-практ.конф. –Казань: Арт-кафе, 2001.- 312 с.

9.История татар с древнейших  времен. В 7-и томах. Т.2. Волжская

Булгария и Великая Степь [Текст].- Казань: РухИЛ.-2006.- 959 с.

10.Исхаков Д.М. Татарская нация: история и современное развитие. Раздел «. Кряшены (историко-этнографический очерк) /Д.М. Исхаков // Татарская электронная библиотека.- Режим доступа: http://kitap.net.ru/isxakov

11.Современное кряшеноведение: состояние и перспективы: Материалы науч. конф. 23 апр. 2005 г./ Кряшенский приход г.Казани, Обществ. организация народности кряшен г.Казани. – Казань, 2005. -156 с.

Из содерж.: Ахунов А.М. Распространение христианства в Поволжье: Хазарский каганат и Золотая Орда.- с.40-55; Баркарь Е.В. Кипчакско-несторианское происхождение кряшен.-с.56-64.Т.Г.Дунаева, проф.

О самоназвании и названии  «кряшены» и «крещеные татары».

В современном мире, когда происходит глобализация всех сфер человеческой деятельности,  в противоречиях сближаются разные цивилизации,  одновременно, может быть, даже в противовес этим процессам, наблюдается ренессанс этнических культур,   с моей точки зрения, невозможен монокультурный идеал страны или даже субъекта Федерации, тем более   на наших пограничных между двумя    цивилизациями   территориях Евразии.   Невозможна  также  характерная для классических мусульманских арабских стран  моноконфессиональность  больших наций (суперэтносов), каковой является  татарская нация, в формировании которой принимали участие множество тюркских, финно-угорских и других племен (6).

Как известно, в состав  суперэтноса «татары» входят казанские, сибирские, астраханские татары, мишаре, типтяре, буртасы. др. В отличие от этих этнических групп, кряшены выделяются особняком. Общность кряшен с другими перечисленными  народами заключается в единстве общих  тюрко-кыпчакских  и финно-угорских  корней, совместной экономической жизни,  сложившегося за годы советской власти единого литературного языка и т.д. Заметное отличие между ними обусловлено различием части компонентов, и  факторов, участвовавших в формировании менталитета, поведения, материальной и духовной культуры  этих народов. С принятием ислама  в среду татар-мусульман  широко проникли элементы арабской духовной культуры и языка, тогда  как для кряшен характерно почти полное  отсутствие  таких компонентов. Одновременно, все исследователи  отмечают   сохранение в среде кряшен (прежде всего, в фольклоре)  древних духовных ценностей  булгаро-тюркских  народов  доисламсого периода.

Термины «крещеные татары», «крещеные инородцы», или сокращенно «старокрещены», «новокрещены» начали  употребляться русскими миссионерами  по отношению ко всем инородцам Волжско-Камского края, принявшим христианство.  Уже  в «Наказной памяти» Ивана 1У Грозного  (1555г.) на имя казанского архиепископа Гурия дается указание с пришедшими «челом ударити» разговаривать  с кротостью, тихо с  умилением,  «а жестокостью с ними не говорити» (Материалы по истории Татарии. Вып.1.- Казань.-1948.- С. 228). В этом же письменном документе — наставлении используется  термин  «новообращенные», «новокрещены» (7, с.120-121). Возникает вопрос: кто же тогда были «старокрещены» и когда они стали христианами? Следовательно, логично предположить, что  ко времени завоевания Казани  были уже старокрещеные инородцы. Вышеуказанная инструкция отдавала предпочтение ненасильственным мерам крещения, ориентировала  на использование привилегий для перешедших в православие. По-видимому, этими льготами широко воспользовались  татарские мурзы, которые впоследствии составили весомую часть русской аристократии.

В 18 веке, когда достаточно широко распространилось  крещение татар-мусульман, которые на смену религии соглашались из-за безысходности своего положения,  термин «чукынган татар» (крещеный татарин) среди татар-мусульман  приобрел  резко отрицательное  (почти  ругательное) значение. По-видимому, содержащийся в основе термина «чукынган татарлар» большой негатив,  вынудил  кряшен  Казани и  близлежащих районов начиная еще с середины  19 века  обряд крещения  ребенка называть другим словом  — «чумылдыру» (водное крещение). Среди кряшен Закамья,  которое   находилось достаточно далеко от Казани, всегда обряд посвящения ребенка Богу  назывался и называется  крещением («чукындыру»). Тогда территории  Закамья  входили в   Мензелинский уезд, который, в свою очередь,   с 1744 по 1865 год  находился в составе Оренбургской, а с 1865 по 1920 год  Уфимской губерний.

Сейчас хорошо известно, что  насильно или из-за выгоды крещеные  татары – «чукынган татарлар»   вернулись  в лоно ислама еще до революции. Однако, некоторые представители татарского национального движения  и ученые прерогативу ношения этого термина с негативной начинкой прикрепили  за кряшенами. Сами кряшены считают для себя оскорбительным, когда их  называют  «крещеными татарами». Они самоидентифицируют себя  как «кряшены»,  а не крещеные  татары.  Создается аналогичная ситуация  как с термином «татары» в 15- 16  веках, когда местная интеллигенция  бывшей Волжской Булгарии, неоднократно разгромленной войсками Золотой Орды, не хотела себя называть татарами. Причина нежелания кряшен самоидентифицировать себя «крещеными татарами» заключается не только в веками накопившемся за этим термином негативном контенте, но еще и в том,  что татары себя считают монокофессиональным  исламским народом, ставят знак равенства между этнонимом «татары» и конфессионимом «мусульмане», тогда как у кряшен в генной памяти ничего нет от ислама, они это чувствуют интуитивно, по выражению  Л.Н.Гумилева,  этнические  различия не мыслятся, а ощущаются по принципу « это – мы, а все прочие – иные».

Кроме того, попытка некоторых историков  начать историю кряшен с середины   18 века  вызывает естественное сопротивление, так как кряшены  знают,  хотя бы по народным преданиям, о своей  принадлежности  к христианству ещё с древнейших времен.  В древних кряшенских песнях встречается и прямое указание на их булгарское происхождение.

Теперь ученым хорошо известно, что христианство в среду тюркского населения Поволжья проникает  еще во времена  Хазарского каганата, чему способствовал его  длительный союз  с  христианской Византийской империей. Также  уже является неоспоримым факт о безусловной принадлежности к христианству части   булгарской знати  раннего средневековья. Найденные при  археологических раскопках символы христианства: золотые кресты  на монетах, на вставке из горного хрусталя, некоторые  сведения в письменных источниках позволяют сделать вывод, что часть раннеболгарской знати, в том числе пришедшая на Среднюю Волгу, исповедовала христианство (6, с. 30, 123).

Хотя авторы многотомного издания «История татар» утверждают, что к концу Х века Булгария  становится средневековым мусульманским государством, на всей территории которой  полностью утвердился ислам (6, с.134), он (ислам) на Волге, по-видимому, приживался медленно в городах и  особенно,  в сельской местности. Об этом свидетельствует сочинение «Таварих и Булгария» булгарского писателя Хисамутдина  бине Шарафетдин аль Муслими и свидетельства арабских путешественников  Эль- Балхи , Ибн-Хаукаль, Ибн Русте  (6, с.702), русские летописи (например Лаврентьевская летопись за 1229 год (Словарь исторический о русских святых. – М., 1990.- С. 2).  То, что среди булгар сохранилось и язычество,  подтверждается  также найденными  на Майкарском городище украшениями – амулетами, отражающими  космогонические, еще языческие, по мнению специалистов, представления булгар (6, с. 403).

Также очень  интересные сведения о проникновении православного христианства в Поволжье содержатся в родословных золотоордынских ханов, опубликованных  журнале «Мирас» (за 1994 год, № 4). Науке давно известно, что  некоторые золотоордынские ханы были православными христианами  и  связаны брачными узами не только с великими русскими князьями, но и с православными византийскими императорами.  Только в 14 веке, когда хан Узбек пытался поголовно исламизировать  своих подданных,

в результате чего была утрачена древняя письменность, основанная на уйгурском алфавите, и началась деградация христианской культуры в Золотой Орде. (1, с.112-113).

Получается, глубоко прав историк, литературовед и писатель В. В. Кожинов со своим новым взглядом на проблему евразийстсва  Х111-Х1У веков, когда пограничье между Западом и Востоком разделяло империю Чингизидов,  православной Византии и   Киевской Руси с одной стороны, и западные католоческие государства и Римское папство, с другой. По мере распада  Золотой Орды это пограничье  продвинулось на Восток и в настоящее время  представляет территорию Российской Федерации, более конкретно республику Татарстан.  Самое острие этого пограничья проходит через сердца и души кряшен – народа, тюркского по происхождению, православного по вере, желающего сохранить свою самобытность и самоидентичность и доказать о добровольном выборе своей религии и даже, может быть, ранее своих ближайших соседей  — татар-мусульман и православных русских.

Мне могут возразить, что нет  никаких доказательств о принадлежности современных кряшен к тем далеким христианам Волжско-Камского края. Но, ведь, обратное тоже не доказано. Не могли же вовсе не сохраниться потомки тех христиан, не могли же они улететь в небо или провалиться под землю. Если сами правители были христианами, безусловно, часть  подданных (если и не  все) принадлежала к этой конфессии. Следовательно, проблема не исследована, как и многие другие вопросы относительно истории кряшен.

Косвенные доказательства, что кряшены приняли христианство, будучи язычниками, а не мусульманами имеются. Исследователи легко обнаруживают остатки язычества в обрядах и праздниках, говорах и диалектах, в одежде и других сферах материальной культуры кряшен при полном отсутствии  арабизмов. Особенно большой интерес для всех татар представляет музыкальный фольклор  кряшен, так как именно в кряшенских песнях сохранилось общее духовное и культурное наследие тюркского народа Волжско-Камского края доисламского периода.

Еще один пример, подтверждающий вышесказанный вывод. По указанию первого Президента ТР целая переводческая группа осуществила перевод Библии на татарский язык, но его кряшены не могли принять. Дело  не только в том, что имеются различия в разъяснении некоторых основных постулатов христианства в оригинале и переводе Священного писания (типа Иисус Христос является одним из пророков), но и  в широком использовании арабской терминологии,  фразеологии из Корана. Кряшены, слушающие и читающие молитвы, церковные песнопения и священные тексты на чисто народном родном кряшенском языке,  восприняли  тексты, щедро удобренные арабскими словами, как не свое, как инородное. Ибо в их архиве ДНК, в их генной памяти нет арабских понятий, терминов, выражений и кряшены вынуждены были осуществить свой перевод Нового Завета. Современные православные московские татары, принявшие христианство в новейшее время после атеизма, одинаково свободно пользуются кряшенским и татарским переводами Священного писания. В их генной памяти арабские термины, понятия не вызывают никакого отторжения, как « не мое», «иное». Дело в том, что еще не прошло 7 поколений со времен изучения Корана в их родах, в их генной памяти еще сохранился информационный геном  об этом.

Независимо от  того, приняли ли христианство кряшены  до или после 16 века или даже позже (в любом случае до 18 века), прошло уже достаточно много времени, в их генной памяти это стало аксиомой и изучать их историю следует с учетом этих реалий.

Моноконфессональный идеал татарского этноса  не позволяет объективно исследовать не только внутриэтнические проблемы, а  также вопросы взаимосвязей двух цивилизаций западной, православно-славянской и восточной мусульманско-тюркской. Возьмем проблему о роли Н.И. Ильминского в просвщении инородцев Волжско-Камского края. В конце Х1Х и начале ХХ веков всю деятельность Н.И.Ильминского в РТ свели  к деятельности по продвижению правительственного курса русификации инородцев со знаком «минус» (7, с.254) и  его записали в список черных реакционеров.  А, ведь, Н.И. Ильминский всю свою жизнь посвятил просвещению инородцев, вовлечению их в образовательное пространство европейского уровня. Он открыл для инородцев школу   с обучением на родном языке, составил букварь для кряшен на основе кириллицы. Впоследствии организованная им  Центральная кряшенская школа была   преобразована в учительскую семинарию и просуществовала  54 года (1863-1917 г.г.), в её стенах было подготовлено, кроме священников,  сотни учителей и учительниц. Воспитанники  этой школы  составляли  весомую часть кадров в издательствах, редакциях журналов и газет, выходящих на татарском языке после перехода с арабской графики в Советском Татарстане сначала на латиницу, затем на кириллицу. Сколько их было, кто они? – вопрос тоже не изучен.

Именно выпускники кряшенской школы и семинарии обучали детей грамоте  в кряшенских селах и деревнях, занимались  дети по книгам, отпечатанным кряшенским шрифтом на родном языке. На этом шрифте увидели свет более  150 лет назад стихи Якова Емельянова, который творил на чисто народном языке еще до великого Г. Тукая.

Итак, существуют 3 мнения относительно кряшенского этноса: 1) кряшены совершенно самостоятельный народ; 2)кряшены,  будучи самостоятельной этноконфессиональной общностью   входят в состав суперэтноса «татары» как субэтнос; 3) кряшены –субконфессональная группа татар (чукынган татарлар). 3-е мнение категорически отпадает в связи с тем, что субконфессиональной группой  могут стать  только сектанты по отношению к материнской религии, как соотношение частного к общему.  Как  и  исследователь истории кряшен  М. С. Глухов, я придерживаюсь 2-ой точки зрения. М. Глухов определил кряшен как народ в народе. Я считаю кряшены являются субэтносом  внутри большого татарского суперэтноса.

Но для того, чтобы кряшены чувствовали себя комфортно внутри этноса «татары», необходимо расширить рамки этого суперэтноса и перестать ставить знак равенства между татарами и мусульманами, признать поликонфессиональность  татарской нации.  Если татарская нация считает кряшен своей частью, то закономерно признать, что исконными для татар являются 2 мировые религии, что преобладающая часть населения исповедует ислам, другая небольшая часть — кряшены издавна являются христианами. Кроме того,  появились современные крещеные татары (новокрещены новейшего времени), прежде всего,  протестантского, отчасти, католического и  православного направлений христианства, а также буддисты.

Положение о поликонфессиональности  татарского этноса должно найти не только декларативное выражение, но и реализовываться  во всех сферах   жизнедеятельности человека:  политике, экономике и культуре и т.д.

Литература

1. Глухов-Ногайбек  М. Судьба гвардейцев Сеюмбеки: неформальный подход к ещё неписаным страницам истории.- Казань: Ватан.- 286 с.

2.Гумилев Л.Н. Историко-философские сочинения князя Н.С. Трубецкого [Текст] /Л.Н. Гумилев.// Вестник БАЕ.- 2004.- №4.- С.

3.Зәкиев М.З. Татар халкынын лингвистик тамырлары hәм анны саклап калу проблемалары [Текст] / М.З. Зәкиев  //Вестник Международного Союза общественных объединений «Всемирный конгресс татар» (апр.-сент. 2007 г.)- Казань.- 2007.- С.146-159.

4.Кожинов В.В. «Татаро-монгольское иго» и истинный смысл Куликовской битвы [Текст] /В.В. Кожинов //Татарский мир: Шанс.- 2000.- 5 марта, №5(21).- С.9-10.

5. Программа У11 конгресса этнографов и антропологов России: Саранск, 2007 г. [Рефераты выступлений] //http/www.ipras.ru/cntnt/rus/novosti/konferensi/n493.html

6.История татар с древнейших  времен. В 7-и томах. Т.2. Волжская Булгария и Великая Степь [Текст].- Казань: РухИЛ.-2006.- 959 с.

7.История Татарстана: Учеб. Пособие для основной школы [Текст] / Реком. Мин-вом образования РТ.- Казань: ТаРИХ.- 2001.- 544 с. Т.Г. Дунаева, проф.

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch